Menu
Элементы направленности личности и психические процессы в психологии
Направленность в структуре личности.

Одной из основных социально обусловленных подструктур личности является её направленность.

Направленность - это система устойчивых побуждений человека, определяющая его социальную активность, избирательность отношений к различным явлениям, к той или иной социально полезной либо, напротив, антиобщественной деятельности.

Элементы направленности
1. Потребность;
2. Интерес;
3. Мировоззрение
4. Психические процессы. Роль психических процессов.

Одной из содержательных сторон личности является подструктура психических форм отражения, которая включает психические, познавательные процессы, имеющие ярко выраженный индивидуальный характер и в силу этого во многом определяющие личностные особенности человека. К ним, прежде всего, относятся психические процессы: ощущения, восприятие, память, внимание, мышление и речь, с помощью которых человек принимает сигналы окружающего мира, отражает свойства, различает признаки вещей, ощущает состояние собственного организма.

Ощущение - это элементарный психический познавательный процесс непосредственного отражения отдельных свойств предметов и явлений материального мира, а также состояния собственного организма человеком.

Восприятие - это психический процесс отражения предметов и явлений во всей совокупности их свойств и признаков при непосредственном воздействии этих объектов на органы чувств.
Свойства и закономерности восприятия: предметность, структурность и целостность.

Память - это сложное психическое явление, проявляющееся в способности человека запоминать, сохранять в сознании и в последующем воспроизводить различные обстоятельства, имевшие место в прошлом.

Виды памяти
1. По характеру психической активности различают: образную (зрительную, слуховую, двигательную и т.д.), эмоциональную, вербально - логическую память.
2. По целям деятельности выделяют память непроизвольную и произвольную.
3. По продолжительности подразделяют память кратковременную, долговременную и оперативную.

Общая характеристика памяти как психического процесса.

Вопросы психологии памяти, получившей ранее всего в истории научной психологии экспериментальную разработку, долгое время оставались предметом теоретических столкновений разных концепций. В настоящее время исследование этих вопросов приобретает ярко выраженный практический интерес. В этой связи исследования памяти становятся все более интенсивными и начинают носить не только теоретический, экспериментально-методический, но и прикладной характер. Вместе с тем использование многочисленных и разнообразных данных психологии в целях построение моделей человеческой памяти и управления ее процессами требует выявления собственно психологической детерминации процессов памяти на основе их анализа как форм действия человека. Переход к такому пониманию процессов памяти осуществлялся в истории ее изучения постепенно.

Чтобы полнее раскрыть проблему нашего исследования, обратимся к истории изучений одного из процессов памяти- процесса запоминания. Психология запоминания и, в частности, произвольного запоминания одна из наиболее разработанных областей психологии. Однако значительное число экспериментальных фактов, полученных в этой области, не обеспечило полноты психологического анализа процесса запоминания. Этот процесс долгое время рассматривался изолированно, вне деятельности человека, и трактовался как акт закрепления, упрочения связей в мозгу. В конце 20-х годов намечается новый подход к анализу процессов памяти. Было сформулировано теоретический и начало разрабатываться экспериментально положение, имевшее принципиально значение в анализе всей психики. Это положение о социальной природе памяти и возможности управления ее процессами. Запоминание начинает трактоваться не биологически, натуралистически, а в плане более широких объективных процессов - как социальная форма поведения.

П.Жане в работе «Эволюция памяти и понятия времени» рассматривает психологические механизмы специально человеческой памяти и выделяет ряд генетических форм, появление которых было социально обусловлено ситуацией сотрудничества. Высшая форма памяти, по Жане, есть особое действие, «социальная реакция на отсутствие», преодоление отсутствия. Жане был автором первого социально-генетического анализа памяти, и хотя этот анализ в его деталях утратил свое значение в свете данных, полученных дальнейшими исследованиями, все же он является первой попыткой дать картину развития человеческой памяти как социальной формы поведения. Жане выделяет такие формы памяти, как действия, преодолевающего отсутствие, самые начальные - это ожидание, поиск; в дальнейшем появляются отсроченные действия - сохранение, затем поручение, сначала с предметами, далее - с символами и знаками и, наконец, вербальное поручение. С использованием языка связано развитие высших ступеней человеческой памяти - рассказ наизусть, описание и повествование. В особенности описывать, делающей предметы присутствующими, Жане видел торжество памяти человека над временем.
Память -повествование, связана с дифференциацией временной последовательности событий, осознанием отношений: раньше, позже, теперь. В дальнейшем память-повествование превращается в логическую память, опирающуюся на осознание необходимой связи событий. Если по своим механизмам такая высшая ступень человеческой памяти есть «пересказ самому себе», то механизм запоминания на начальных ступенях развития иной. Начальные формы запоминания обусловлены предметами и наличными ситуациями, они ситуативные, подчинены конкретным свойствам запоминаемой ситуации. Каждая из отмеченных П.Жане форм памяти возникает из нужд общения и сотрудничества людей, этому обстоятельству он придает центральную роль в появлении и развитии памяти человека, которая нужна лишь общественному человеку. Несомненно, огромная ценность идеи Жане, поставившего проблему памяти как проблему специфического, социально необходимого и управляемого действия.

Идея социальной природы памяти получила дальнейшее развитие в советской психологии и легла в основу психологического анализа ее генезиса и функционирования. Разработка социального подхода к пониманию природы, памяти в советской психологии происходит на основе учета реальных материалистической понятых закономерностей общественно-исторического развития, и в связи с генезисом психики ребенка.

В 1930 г. вышла книга Л.С.Выготского и А.Р.Лурия «Этюды по истории поведения», в которой авторы анализируют эволюцию архаической памяти и сравнивают данные фило - и онтогенеза памяти. Выготский и Лурия указывают такие особенности памяти первобытного человека: ее необычайную буквальность, фотографичность, роскошь деталей, плохое различие восприятия от воспоминания, комплексный характер, что связано с нерасчлененностью воспринятого целого на элементы. Эти свойства памяти первобытного человека соответствуют особенности эйдетической памяти, отмеченной на ранних ступенях развития психики ребенка. Эйдетическая память - это способность буквального сохранения образов в течение длительного времени после восприятия. И если в ходе культурного развития ребенка наблюдается спад эйдетической памяти, то подобный спад - уменьшение отмеченных особенностей архаической памяти - происходит и в истории ее общественного развития.

Определяя специфику архаической памяти в целом, Выготский и Лурия подчеркивают в качестве наиболее существенной ее черты стихийный, неуправляемый характер: человек пользуется памятью, но не господствует над ней. Указание на стихийный, неуправляемый характер примитивной памяти и сформулированный авторами общий принцип ее дальнейшего развития - переход от эволюции исторической - приобрели важное значение для последующего развития исследований памяти. Они также выделили важнейший момент, определивший коренное изменение ее функционирования. Основу изменения составляет переход от использования предметов в качестве средств памяти к созданию и использованию искусственных знаков как орудий запоминания.

С этого момента и дальше по мере развития языка, письменности и других знаков систем эйдетическая, репродуктивная форма памяти перестает выполнять свои важные функции, и развитие памяти связывается с возрастающими возможностями управления на основе все более развивающихся социальных средств, определяющих реконструктивную форму памяти. Появление культурных средств регуляции памятью, создание «искусственной памяти» сыграло революционную роль в ее дальнейшем развитии.

П.П.Блонский совершенно справедливо отмечал огромное значение того обстоятельства, что Выготский в этой работе не просто выявляет факт социальной обусловленности памяти, но и пытается «дать историю человеческой памяти в связи с основными эпохами истории культуры», объяснить изменение характера памяти (от репродуктивного - к реконструктивному) на основе использования и изобретения знаков.

В книге А.Н.Леонтьева «Развития памяти» указанные выше положения получили дальнейшее развитие. Это работа углубила материалистическое представление о социальной природе человеческой памяти и истории ее формирования в фило - и онтогенезе, раскрывала в эксперименте опосредствованный инструментальный характер функционирования памяти. А.Н.Леонтьев анализирует природу высшей формы памяти в связи с общей исторической закономерностью развития человеческой трудовой деятельности. Подобно тому, как применение орудий труда снимает необходимость пассивного биологического приспособления к среде и позволяет человеку приспосабливаться среду к своим потребностям, употребление внешних средств организации поведения прекращает развитие психических функций через прямое изменение их биологической основы. Использование внешних средств памяти - это как бы «обходный путь», позволяющий от пользования памятью перейти к господству над ней. Леонтьев подчеркивает, что общественно-исторический подход природе памяти противоположен натуралистическому подходу, который вообще не позволяет включить проблемы психологии человека в систему единой науки. По отношению к памяти натуралистический подход также мало продуктивен, как и по отношению к другим психическим функциям. «Психология не может ограничиться простым указанием на то, что в основе запоминания лежат те же самые процессы, которые образуют и механизмы и навыков. Ссылается на общую физиологическую природу высшей памяти значит ничего в ней не объяснить».

Леонтьев, рассматривая генезис высшей формы памяти в ходе индивидуального развития, намечает важнейшие положения материалистического анализа развития памяти. Единой линией анализа в его генетическом очерке служат понимание памяти как опосредствованной формы поведения. Первоначально роль средств запоминания выполняют какие-либо случайные стимулы, входящие в прежде запомненную ситуацию. В дальнейшем системы знаков, и прежде всего язык, созданные в процессе общения людей и для этого общения, специально употребляются как средства памяти для того, чтобы заранее подготовить воспроизведение, лишить его случайности, сделать управляемым, независимым от запоминаний ситуации. Акт запоминания из непосредственного становится опосредствованным, использование вспомогательных средств изменяет структуру памяти. Развитие опосредствованной памяти идет по двум взаимосвязанным линиям; по линии усовершенствования внешних средств запоминания, в конечном продолжении эта линия есть развитие письменности; по линии превращения внешних средств запоминания в средства внутренние. Вторая линия приводит к развитию внутренне опосредствованной логической памяти - высшей форме организации человеческой памяти.

Эта высшая форма памяти не только отличается своей структурой, но и своим отношением к личности в целом. Появление этой памяти означает, что использование прошлого опыта принимает новую форму: наше поведение освобождается «из-под слепой власти автоматического, стихийного воздействия прошлого».

А.Н.Леонтьев специально прослеживает в опытах изменения в ходе индивидуального развития. Эту возможность давала разработанная Л.С.Выготским и А.Р.Лурия «функциональная методика двойной, стимуляции», которая строилась по принципу введения в экспериментальную задачу кроме основных исходных стимулов еще второго дополнительного ряда стимулов - средств, помогающих испытуемому решить данную задачу. Используя метод «двойной стимуляции», Леонтьев строит модель опосредствованного запоминания и показывает, как на основе «взращивания» средств коренным образом перестраивается функционирование памяти - из непосредственного, а затем внешне опосредствованного процесса запоминание становится внутренне опосредствованным произвольным актом, обеспечивающим высокую продуктивность памяти.

Уже в ассоциативной эмпирической психологии исследователи отмечали что заучивая бессмысленный материал, некоторые испытуемые превращают свое запоминание в сложную деятельность с употреблением тех или иных вспомогательных приемов. Однако этот факт эмпирической психологии был отнесен к разряду фактов, связанных с индивидуальными различиями испытуемых, либо со степенью их активности. Леонтьев делает его центральным в характеристике генезиса и структуры высшей формы запоминания. Он рассматривает его как факт закономерный, подлежащий объективному анализу. Вместе с использованием разнообразных средств процесс запоминания становится независимым от конкретного своеобразия той или иной ситуации и определяется использованным знаком. Человек сначала неосознанно, а затем сознательно регулирует процессы памяти, создавая и уничтожая средства, вызывающие к жизни определенные следы прошлого опыта.

Но прежде, чем обратиться к анализу этих вопросов, рассмотрим, какой аспект в исследование памяти внесла работа Ф.Бартлетта «О воспроизведении».

Автор производить идею зависимости материала памяти и воспроизведения от интересов личности, определяемых обществом. Он подчеркивает, что повторение реакций в хронологической последовательности становиться нецелесообразным уже в ходе биологической эволюции поведения и начинают играть все более замечательную роль определенные формы организации поведения. Человеческое сознание - это такой этап в эволюции поведения, на котором возможны активная перестройка, изменение собственных форм организации поведения. Материал, накопленный в результате жизненного опыта, организуется в «рабочие группы», соответствующими направлению интересов человека. Не связанный с доминирующими интересами человека материал немедленно преобразуется или забывается. В этой связи Бартлетт рассматривает воспроизведение не как репродукцию, а как процесс реконструкции, подчеркивая ее активность у человека, обусловленность интересами, характером индивида, которые в свою очередь социально определяются. Таким образом, в исследовании Бартлетт особо выделяется социально-обусловленная избирательность памяти. Общество определяет как содержание памяти индивида, так и способы запоминания и воспроизведения.

Л.С.Выготский также подчеркивал реконструктивный характер высшей формы человеческой памяти, но он идет дальше в развитии идеи социальной природы памяти, рассматривая реконструкцию как результат использования различных систем знаков. Тем самым он намечал путь исследования психологического механизма функционирования памяти в связи с избирательным употреблением определенных средств запоминания под влиянием различных общественно обусловленных установок личности.

Дальнейшая реализация социально-генетического подхода в изучении памяти была связана с выдвижением на первый план активной, сознательно действующей личности, что сначала открыло возможность рассмотреть зависимость процесса запоминания от целей задач, мотивов, способов действия индивида.

Затем позволило выделить в качестве важного момента развития памяти человека развитие собственно мнемических и репродуктивных действий. С появлением этой особой категории генетического анализа человеческой памяти, с выделением мнемических действий в особый класс познавательных действий, была связана возможность новых более продуктивных исследований высших форм памяти.

Исследования произвольного запоминания как процесса осмысленной избирательной деятельности индивида были развернуты в работе А.А.Смирнова и обобщены в большой книге «Психология запоминания».

Эти исследования составляют важную веху на пути социально-генетического анализа памяти человека, так как в них развития форма памяти - произвольное запоминание - получила содержательную характеристику как действия, связанного с выделением опорных пунктов, составляющих особый мнемический план запоминаемого материала. Именно эти работы положили начало изучению мнемического действия как высшей формы развития памяти, тесно связанной с направленностью сознательно действующей личности. На большом и разнообразном материале внутренне опосредственное логическое запоминание было раскрыто как активная деятельность субъекта. Центральное место в этой деятельности Смирнов отводит трем действиям: группировке, выделению опорных пунктов, соотнесению.

Под смысловой группировкой автор понимает разбивку тект на части, куски (или «микротемы») по смысловому содержанию, а не по внешним признакам. Автор наблюдал два вида смысловой группировки текста: «непроизвольно-интуитивный» и «произвольно-дискурсивный». При непроизвольно-интуитивной группировки выделение кусков не выступает как осознаваемое, самостоятельное действие и осуществляется непосредственно в ходе чтения, и в результате естественных переходов от одной «микротемы» текста к другой, поэтому границы между частями недостаточно осознаются, намечаются лишь в общих чертах. При произвольно-дискурсивной группировке процесс разбивки становится отдельным действием, с осознанием соответствующей задачи; куски текста выделяются в итоге поисков, осознаются, сравниваются между собой, оценивается их последовательность, систематичность изложения текста. Автор подчеркивал, что смысловая группировка, отражая объективные особенности материала, вместе с тем является процессом индивидуально своеобразным, по-разному протекающим у разных людей.

Такого же рода особенности мнемических планов были позже обнаружено и в исследованиях П.И.Зинченко. сравнительный анализ познавательных планов, составленных в целях понимания текста, и мнемических планов для запоминания ясно выявил различия в их объёме и структуре, в характере обобщений, логической форме, речевом выражении пунктов. Видимо, различия между познавательным и мнемическим планами отражают специфическая различие между непосредственным познавательным действием (каким является составление плана целях понимания текста) и использование его в целях регуляции воспроизведения. Мнемический план в отличие от познавательного есть индивидуальный способ организации определенного содержания, позволяющий данному испытуемому пригодным лишь для него образом обозначить это содержание и управлять актом воспроизведения.

Знаковой (символической) функции мнемических планов соответствует и особенность их воспроизведения. Смирнов отметил, что как правило, при непосредственном и отсроченном воспроизведении легких текстов пункты планы не припоминаются. Забывание опорных пунктов с одновременным воспроизведением самого содержание текста говорит о том, что опорные пункты имеют значение не сами по себе, в их построении реализуется активная организация переработки предъявленного содержания. Создание опорных пунктов не самоцель, а средство, которое обеспечивает воспроизведение определенного содержания, являющегося подлинным предметом воспроизведения, и осознание его в процессе построения опорных пунктов. Тот факт, что опорные пункты не вспоминаются и не сознаются субъектом в процессе воспроизведения, не означает, что они не несут никакой функции, а лишь свидетельствует в данном случае о внутреннем, идеальном характере действий опосредствования и о совершившейся работе сознания. Это обстоятельство подтверждено рядом опытов Смирнова и Зинченко.

Подобные данные были получены Смирновым и при анализе роли процессов соотнесения в запоминании. Соотнесение встречается в двух основных формах: соотнесение запоминаемого материала с чем-либо ранее уже известным и соотнесение отдельных частей материала друг с другом. Так же, как и группировка материала, соотнесение может быть осознанным и неосознанным. Опыты показали, что то, с чем соотносится материал, постепенно, по мере запоминания все меньше опосредствует воспроизведение и все менее осознается (так же, как и пункты плана). Следовательно, и здесь мы встречаемся с внутренним, идеальным планом регуляции действия, приводящего к воспроизведению запоминаемого материала.

Особое значение имеет то, что соотнесение позволяет установить широкие разносторонние связи материала со средством запоминания. То обстоятельство, что в процессе соотнесения осознаются не только сходство, но и различие между объектом и средством запоминания, обеспечивает легкость, правильность и непосредственность воспроизведения. Если сопоставление объекта с опосредствующим звеном ограничивается осознанием только сходства или принадлежности к некоторой общей категории, то воспроизведение будет ошибочным, неполным и может возникнуть широко известный эффект «лошадиной фамилии». При воспроизведении совершается обратный переход от сходного и общего к тому содержанию, которое на их основе надо припомнить. Для того чтобы обеспечить точность припоминания без развернутого опосредствования, и необходимо осознание специфических особенностей объекта в сравнении с тем, что служит средством запоминания.
Значительна роль осознания не только сходства, но и различия в процессе произвольного запоминания подтверждается в целом ряде других исследований.

Эти исследования, выделяя разнообразные действия, организующие материал, вновь подчеркивали, как и работы А.Н.Леонтьева, что процесс запоминания представляет собой избирательное, инструментальное использование определенных связей и средств, что и гарантирует успешность воспроизведения исходного содержания.

Многочисленные исследования способов запоминания - образных, логических и т. д., проведенные психологии, показали прямую связь продуктивности запоминания со способом переработки материала. Изучение образов и понятий в функции опор при запоминании проводилось в работах А.А.Смирнова, К.П.Мальцевой, Э.А.Фарапоновой, А.С.Новомейского, П.И.Зинченко. опыты показали , что переработка материала с помощью образов и понятий позволяет осуществить смысловую группировку и резко увеличивает объем запоминаемого материала.

Все эти исследования связывали проблему управления памятью с использованием способов переработки запоминаемого материала, с активной деятельностью человека в процессе запоминания. Они бесспорно свидетельствовали, что продуктивность запоминания детерминировано деятельностью, осуществляемой в процессе запоминания, а не самими по себе свойствами материала. Изучение корреляций между продуктивностью запоминания материала разного вида подтверждало решающую роль деятельности, организующей запоминаемый материал.
Изучение действий группировки, соотнесения, построения мнемических планов, роли различных способов группировки в продуктивности произвольной памяти привели к пересмотру проблемы повторений в запоминании. Традиционный взгляд на роль повторений не менялся со времен Эббинггауза . Он заключается в том, что повторения рассматриваются в связи с закреплением, упрочением следа воздействия, а поэтому как способ и показатель запоминания, неизменно сопутствующий достижению мнемического эффекта. Но если в процессе запоминания, как показали исследования, центральная роль принадлежит организации действий с материалом и воспроизведение материала обеспечивается определенной организацией действий, то повторение выступает как одно из условий выполнения этих действий, но не как способ закрепления связей. Именно действия группировки, соотнесения, составления плана приводят к отбору и формированию определенных связей; повторение -лишь условие реализации этих действий, а не средство запечатления. Эти положения о роли повторения, выдвинутые в советской психологии, имели важное значение для обеспечение представлений о памяти как функции целенаправленной деятельности человека, связанной с формированием ее способов и средств, становящихся внутренними условиями осуществления процессов памяти.

Новым шагом в анализе психологических механизмов памяти, преодолевающим натуралистическое истолкование процесса запоминания, явились сравнительные исследования непроизвольного и произвольного запоминания, наиболее полно развернутые в работах А.А.Смирнова и П.И.Зинченко. Эти работы реализовали понимание памяти как социальной формы действия в исследовании всех уровней функционирования памяти человека. Явление непроизвольной памяти стали специальным предметом исследования и были поняты принципиально по-новому. Если в рамках натуралистического подхода непроизвольное запоминание понималась как случайное, механическое, неуправляемое, то работы советских психологов раскрыли природу этого явления как «продукта целенаправленной деятельности».

Начальной формы развития памяти, неотделимой от самой предметной деятельности человека. Основные результаты этих работ можно суммировать в следующих положениях.
1. Непроизвольное запоминание не является запечатлением воздействующего предмета, а есть результат действий человека с этим предметом.
2. Мнемический эффект достигается не случайно, он закономерное следствие любой целенаправленной деятельности, в ходе которой формируется образ предмета действия.
3. Избирательность непроизвольного запоминания определяется целью действия. Цель задает отбор необходимых признаков и их связей в материале, а достижение цели создает подкрепление, обеспечивает тем самым воспроизведение того, что служило предметом действия. Именно поэтому сами признаки материала (яркость, контрастность, величина и т.д.) не обусловливают характер избирательности непроизвольной памяти. Будут они запоминаться или нет зависит от того, какое функциональное значение в реальной деятельности с материалом они приобретут, составляет ли они предмет действий человека.
4. Величина непроизвольного мнемического эффекта определяется структурой деятельности - материал, составляющий содержание цели действия запоминается более продуктивно, чем материал, связанный с условиями действия (способом, фоном). А коль скоро продуктивность непроизвольной памяти связана с реальным ходом деятельности в материале, то, управляя ходом, можно добиться направленного изменения непроизвольного мнемического эффекта.

Открывалась, таким образом, возможность управлять непроизвольной памятью.

Обнаружение связи избирательности и продуктивности непроизвольной памяти с целенаправленной человеческой деятельностью позволило распространить положение об общественной природе памяти на всю человеческую память. Непроизвольное запоминание было понято как ранняя генетическая форма, как такая ступень функционирования, на которой избирательность памяти определяется еще самим ходом деятельности, а не активным использованием включенных в нее средств и способов. Было показано, что именно эта ступень предшествует формированию структурно своеобразной, опосредствованной произвольной памяти. Основной единицей в анализе структуры процессов памяти, их функционирования и развития является действие субъекта.

Единая детерминация в понимании функционирования и генезиса памяти человека позволила преодолеть механистическое противопоставление высших форм памяти низшим, а примененный исследователями метод сравнительного изучения непроизвольного и произвольного запоминания означал дальнейшее развитие принципа сравнительно-генетического исследования памяти как общественно обусловленной функции, зависящей от целей и задач, возникающих в деятельности личности. Таким образом, возможны предварительные выводы:
1. Исследование Н.А.Рыбникова начатое до Октябрьской революции (но опубликованное после нее), отходит от традиционного для того времени изучения запоминания бессмысленного материала и ставит вопрос о сравнительной продуктивности логической и механической памяти, а также об особенностях самого процесса заучивания осмысленного материала. В итоге исследований показано громадное преимущество логической памяти над механической и дается характеристика некоторых особенностей процесса чтения при запоминании осмысленных текстов.
2. Первым исследованием, направленным на изучение качественных изменений памяти в процессе ее развития, была работа А.Н.Леонтьева. Данные этого исследования, характеризующие развитие памяти как переход к опосредствованному запоминанию, как постепенное овладение памятью, а также методика исследования, предложенная автором, представляют большой интерес и являются существенным вкладом в изучение памяти и ее развития.
3. В исследованиях П.И.Зинченко и А.А.Смирнова был поставлен вопрос о развитии произвольности памяти и о соотношении непроизвольного и произвольного запоминания. В результате проведенных исследований авторы (одновременно и независимо друг от друга) обнаружили неправомерность универсализации традиционно признаваемого преимущества произвольного запоминания показав, что при наличии некоторых условий непроизвольное запоминание может быть более продуктивным, чем произвольное. Были выявлены также различия в соотношении обоих этих видов запоминания на разных этапах развития памяти. В качестве важнейшего условия, определяющего соотношение продуктивности непроизвольного и произвольного запоминания, в исследованиях обоих авторов выступило одно и то же: характер деятельности, осуществляемой в том и другом случае (в особенности степень интеллектуальной активности), и место, занимаемое в данной деятельности тем, что надо запомнить.
4. Мыслительные процессы, осуществляемые при запоминании (имеется в виду уже произвольное запоминание), были подвергнуты специальному исследованию в работе Смирнова. В проведенных им исследованиях дана характеристика основных процессов мышления, осуществляемых при запоминании в качестве приемов, облегчающих возможность запомнить. Указывается также путь овладения этими процессами, характеризующий развитие памяти: превращение указанных процессов из самостоятельного действия в действие, подчиненное задаче запомнить, или в способ запоминания. Ценный материал по этой проблеме получен и в исследованиях П.И.Зинченко. изучались также процессы мышления, осуществляемые при воспроизведении (Б.Н.Зальцман). специальное внимание уделялось реконструкции при воспроизведении (С.Л.Рубенштейн).
5. Изучению произвольных процессов памяти в их зависимости от задач, стоящих перед произвольным запоминанием и воспроизведением, посвящены работы Занкова и его сотрудников[34]. В итоге исследований, которые, так же как и многие другие работы психологов, проводились со сравнительной целью на взрослых и детях, показано постепенное нарастание с возрастом дифференцированного действия различных задач (изучалось влияние задач, относящихся к полноте и точности или к определенной последовательности воспроизведения).
6. В большинстве исследований по вопросам памяти, использовался словесный материал. Под руководством Смирнова А.А. проведены исследования соотношения образной и словесной памяти и роли образов в запоминании словесного материала.
7. Перестройка исследований памяти на новой методологической основе, начатая в психологии 30-е годы работами Л.С. Выготского, А.Р. Лурия, А.Н. Леонтьева и продолженная в работах А.А. Смирнова, П.И. Зинченко и других, привела к новому пониманию природы памяти человека и открыла возможность иных, продуктивных теоретических взаимосвязей психологии памяти с психологией обучения. Так, положение о том, что непроизвольный мнемический эффект возникает в любом целенаправленном действии, стало использоваться и в практике обучения и при исследовании усвоения как процесса формирования умственных действий учащихся.
8. Работы А.А. Смирнова и его сотрудников, связанные с анализом приемов произвольного запоминания и его возрастными изменениями, имели прямой выход в практику обучения и способствовали значительному повышению индивидуальной культуры памяти.
Таким образом, память нельзя оторвать от других психических процессов, в том числе мышления, с которым она тесно связана: в большинстве случаев при хорошем интеллекте мы имеем хорошую память. При прочих равных обстоятельствах память является ценным качеством, способствующим интеллектуальной деятельности. Возможности памяти только отчасти отражают врожденные свойства человеческого мозга. В дальнейшем память в значительной степени можно развивать путем систематической тренировки и выработки целесообразных приемов запоминания.

Внимание - это психическое явление, состоящее в сосредоточенности сознания, отдельных психических процессов на определенном объекте с одновременным отвлечением от посторонних раздражителей.

Внимание - это направленность психики на определенные объекты, имеющие для личности устойчивую или ситуативную значимость, сосредоточение психики (сознания), предполагающее повышенный уровень сенсорной, интеллектуальной или двигательной активности.

Виды внимания: произвольная, непроизвольная и послепроизвольная.

Свойства внимания: объем, концентрированность, распределяемость, устойчивость и переключаемость.

Мышление - это опосредованное отражение в сознании человека существенных свойств, связей и отношений предметов и явлений окружающего мира.

Виды мышления: наглядное, практическое (наглядно - действенное, наглядно - образное) и вербально - логическое.

Мышление - процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности.

Различают следующие виды мышления: словесно-логическое, наглядно-образное, наглядно-действенное. Выделяют также мышление теоретическое и практическое, теоретическое и эмпирическое, логическое (аналитическое) и интуитивное, реалистическое и аутистическое (связанное с уходом от действительности во внутренние переживания), продуктивное и репродуктивное, непроизвольное и произвольное. мышление часто развертывается как процесс решения задачи, в которой выделяются условия и требования. Задача должна быть не только понята субъектом, но и принята им, т. е. соотнесена с потребностно-мотивационной сферой (см. Потребность, Мотивация) личности. Мыслительная деятельность побуждается мотивами, которые являются не только условиями ее развертывания, но и факторами, влияющими на ее продуктивность. Мышление человека характеризуется единством осознанного и неосознанного. Большую роль в мыслительной деятельности играют эмоции, обеспечивающие управление поиском решения задачи. Продуктом мышления могут быть цели последующих действий. Исследования целеобразования составляют важный раздел психологии Мышление и личности. В контексте проблематики совместной деятельности и общения Мышление изучается в структуре межличностных отношений. Мышление. выступает как интерпретация реакций и движений (см. Движения произвольные, Движения непроизвольные) другого человека, как трактовка результатов предметных действий человека и деятельности в целом, как понимание речевой продукции (устной и письменной) другого человека. мышление является составной частью и особым объектом самосознания личности, в структуру которого входит понимание себя как субъекта мышления, дифференциация «своих» и «чужих» мыслей, осознание еще не решенной проблемы как именно своей, осознание своего отношения к проблеме. В настоящее время считается доказанным, что словесно-логическое мышление является наиболее поздним продуктом исторического развития. Онтогенетическое развитие мышления ребенка осуществляется в ходе его предметной деятельности и общения, освоения общественного опыта. Особую роль играют целенаправленные воздействия взрослого в форме обучения и воспитания. Наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-логическое мышление — последовательные стадии онтогенетического развития мышления.
21.02.2014 12:15 Психология Артем 1691 0
Имя *:
Email: