Menu
Политические идеи Средневековья и Нового времени
Без преувеличения можно сказать, что рубеж гибели античного мира и наступления Средневековья с господством христианства во всех основополагающих вопросах жизнеустройства ознаменовал собой радикальный разрыв со старым миром. После принятия императором Константином христианства постепенно христианская теология приобрела политическое значение. Религия стала ядром, стержнем культуры феодального общества. Политика и право в руках священнослужителей стали прикладными отраслями богословия. Акцент был сделан на постулате о божественном происхождении власти и необходимости покорности и недопустимости сопротивления ей. Начальник, утверждал апостол Павел, «есть слуга божий», поэтому надобно «повиноваться не только из страха наказания, но и по совести». Эта установка получила дальнейшее развитие с превращением христианства в государственную религию. Церковь утверждала, что она получила власть прямо из рук самого Христа. Из этого вытекал далеко идущий вывод о подчинении светской власти короля духовной власти церкви. Особо значение в этом плане имело утверждение, что божественное откровение не закончилось с созданием св. Писания, а продолжается через церковь, и поэтому отдельный человек, в том числе и монарх, должен подчинять ей свои частные мнения.

В своем сочинении «О граде Божьем» идею разделения церкви и государства св. Августин изложил в форме отделения града мира от града Божьего. В его схеме Бог есть абсолютное единство, высшее бытие, всеобъемлющая истина. Поэтому всякое познание есть познание Бога. При этом Августин исходил из постулата об изначальной греховной сущности человека. Причем сама эта греховность предопределена замыслом Бога-творца, наделившего человека свободой воли. Государство представлялось Августину как арена погруженного в раздоры царства грешников. Соответственно церковь была призвана спасти людей от земных грехов. Поэтому государство может стать частью града Божьего, лишь подчинившись церкви.

Другим столпом христианской теологии стал Фома Аквинский, произведения которого послужили своего рода энциклопедией официальной церковной идеологии. Проблемы государства затрагивались им в трудах «О правлении властителей», «Сумма теологии» и др. С целью еще больше укрепить позиции католической церкви Ф.Аквинский предпринял попытку приспособить ее догматы к взглядам Аристотеля. Ф. Аквинский утверждал, что сущность власти представляет собой божественное установление, и в этом качестве она предполагает иерархические отношения господства и подчинения. Но в силу несовершенства человека формы государственной власти могут быть несправедливыми и даже лишенными печати божественности. Все законы неразрывно связаны между собой в единой иерархии. Естественный закон является отражением этого вечного божественного закона в человеческом разуме. Конкретизацией же естественного закона является человеческий или позитивный закон, призванный обеспечить порядок в обществе. Немалый интерес представляет то, что в глазах Аквината под категорию законов не подпадали те акты светской власти, которые могли противоречить предписаниям естественного закона, например, императивам самосохранения, семейной жизни, поиска истины и т.д.

В Средневековье высказывались доводы относительно того, что совершенной может быть лишь та форма правления, которая служит лишь общему благу и основана на согласии всех членов общества, соответственно рассматривали монархию как наилучшую форму правления, наиболее пригодную для обеспечения этого единства. Однако постепенно становилась очевидной необходимость более или менее ясно очерченных внешних ограничений этой власти. Так, например, Марсилий Падуанский отстаивал радикальный для того времени тезис о том, что только народ является источником как светской, так и духовной власти. Он даже высказывал мысли, весьма близкие идее разделения власти на законодательную и исполнительную ветви, сформулированной только в Новое время. В целом уже в средневековой договорной теории можно обнаружить первые зародыши идеи конституционализма, впоследствии ставшей одной из несущих конструкций демократической теории.

Развитие промышленного производства, кораблестроения и мореплавания, военного дела дало мощный толчок развитию капиталистических отношений. Вместе с экономическими изменениями коренным образом изменились и воззрения на природу человека. Вместо культа божественного и аскетизма на первый план выступили светские интересы, земные радости, человеческие потребности. Наступила новая идейная эпоха, названная впоследствии Возрождением.

Возрождение охватило и область политической мысли. Нарождающаяся буржуазия не могла мириться с вмешательством феодальной церкви в политическую жизнь, с ее тотальным контролем над личной жизнью человека, попытками подчинить себе светскую власть. На фоне нарождающихся капиталистических отношений происходило одновременно преодоление феодальной раздробленности, централизация государств. Все это обусловило зарождение новых политических учений, в которых выдвигались требования светского, независимого от церкви, государства, устранения интеллектуальной монополии духовенства, монополии церковной интерпретации мира. Латинский язык постепенно перестал играть роль общего для образованной Европы языка. Более того, претендуя на восстановление первоначального христианства, Реформация существенно ограничила число канонических книг, отвергла Вульгату (то есть латинский перевод Библии) и признала единственно верным греческий текст Евангелия, который начали переводить на национальные языки.

Выдающимися защитниками этих новых идей явились во Франции – Ж. Боден, в Италии – Н. Макиавелли. Флорентинец Николо Макиавелли в работах «Государь», «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», «История Флоренции» резко выступил против средневековой концепции божественного происхождения государства и политики, в более или менее четкой форме заявил о политическом как особой, самостоятельной сфере человеческой жизнедеятельности. Для него политика представляет собой сферу, которая сама вырабатывает собственные цели, средства и методы реализации. Тем самым он освободил политику от морали и фидеизма. Государство является целью в себе, и правитель должен при необходимости принять все необходимые меры для сохранения своей власти. Интересы государства у него приобрели приоритет над всеми другими соображениями. Он идеализировал единое и сильное государство, которое, по его мнению, одно и способно спасти Италию. Государство понималось как суверенная организация власти или как единственный легитимный носитель публично-политической власти.

Макиавелли, выдвинул идею объективной исторической необходимости, которую он называл фортуна. А коль скоро фортуна (судьба) определяет лишь половину наших действий, то кроме судьбы Макиавелли основой политики называл virtu – личную энергию, которая проявляется у человека как сила, предприимчивость, доблесть.

Макиавелли ввел новое политическое понятие – stato (государство). Причем это не конкретное государство, а политическая форма общества в целом, которая меняется, а направленность изменений определяется соотношением борющихся сил – аристократии и народа.

В зависимости от числа правителей и цели государства Макиавелли рассматривает различные формы государства. Целью правильных государств (монархия, аристократия, демократия) является благо людей и величие государства. В неправильных государствах (тирания, олигархия и распущенность) правители заботятся только о собственном благе, попирая закон. Смена форм государства происходит циклически на основе круговорота, и это связано не с божественной волей, а закономерным повторением определенных ситуаций и соотношением борющихся сил.

Например, в государстве, где идет борьба за власть между многочисленными кликами и группами, трудно или даже невозможно сохранить и создать республику, и оно неизбежно будет автократическим. Однако это автократия послужит залогом будущей свободы, как это было, например, в Древнем Риме. С другой стороны, абсолютная власть при слабом и злобном правителе очень быстро развращает как монарха, так и подданных. Поэтому Макиавелли отдает предпочтение республике – власти большинства. «Масса умнее и постояннее, чем князь». Важно, что Макиавелли отдавал предпочтение умеренной республике, сочетающей в себе монархические, аристократические и демократические элементы. Только такое государство будет прочным и стабильным, обеспечивая свободу и равенство его гражданам.

В «Государе» Макиавелли сформулировал правила политического искусства, которые необходимы для создания сильного государства в условиях, когда в народе не развиты гражданские добродетели. Для достижения политической цели допустимы все средства. Государь должен руководствоваться общепринятыми нормами поведения, но он может и не считаться с требованиями морали, если его действия направляются заботой о процветании государства. «Когда речь идет о спасении родины, не следует принимать во внимание никакие соображения о том, что справедливо и что несправедливо, что милосердно и что жестоко, что похвально и что позорно, но необходимо, забыв обо все прочем, действовать так, чтобы спасти ее существование, ее свободу». Следовательно, политику нельзя судить с точки зрения морали.

Макиавелли рекомендует государю быть безжалостным, вероломным, действовать на подданных страхом. Однако государю необходим и авторитет в народе, «…государь может не опасаться заговоров, если пользуется благоволением народа, и наоборот, должен бояться всех и каждого, если народ питает к нему вражду и ненависть» . Поведением людей руководят два главных мотива – страх и любовь. Страх прочнее и тверже, а любовь очень тонка, она держится на крайне зыбкой основе – человеческой благодарности. Если государь стремится к власти, то он должен опираться на любовь народа. Но удержать власть, можно лишь полагаясь на мотив страха. Ибо существуют всего два способа достижения цели: путь закона и путь насилия. Правитель должен уметь пользоваться обоими способами.

Государь может не считаться со своими обещаниями. Хитростью он должен опутывать тех, кто на него полагается. Он должен быть отважнее льва и хитрее лисицы. «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание» .

Важным считает Макиавелли, что для государя частная собственность должна быть неприкосновенной. «Люди скорее забудут смерть отца, нежели потерю наследства». Макиавелли рекомендует государю больше заботиться о силе, так как хорошие друзья всегда будут, если будут хорошие войска. Кроме того, даже хорошие законы не могут обойтись без хорошего постоянного войска. Макиавелли осуждает практику наемных войск.

Государь должен быть решителен и смел, ибо медлительность и колебания способны погубить любое начинание. Особенно тщательно нужно подходить к подбору подчиненных. «Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он себе приближает; если это люди преданные и способные, то всегда можно быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключают соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников». Кроме того, «…государю, который сам не обладает мудростью, бесполезно давать благие советы».

Однако «…самое главное для государя – постараться всеми своими поступками создать славу великого человека, наделенного умом выдающимся». Нет никакой необходимости обладать всеми добродетелями, их может и не быть, «…но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими». Тем не менее, государь должен в каждом действии являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость.

Представляют интерес выводы Макиавелли, что «всегда гораздо легче приобрести дружбу тех, кто был доволен прежней властью и потому враждебно встретил своего государя, нежели сохранить дружбу тех, кто был недоволен прежней властью и потому содействовал перевороту». «Мудрый правитель и сам должен, когда позволяют обстоятельства, искусно создавать себе врагов, чтобы, одержав над ними вверх, явиться в еще большем величии».

Макиавелли советует правителям «высказывать себя покровителем дарований, привечать одаренных людей, оказывать почет тем, кто отличился в каком-то ремесле или искусстве…, занимать народ празднествами и зрелищами…» . Анализ произведений Макиавелли позволяет сделать вывод, что он сформулировал ряд идей и положений, которые можно условно назвать предпосылками политических концепций.

Приоритет и главная заслуга в разработке идей государственного суверенитета принадлежит мыслителю периода религиозных войн Ж. Бодену, который в своей главной работе «Шесть книг о республике» (1576 г.) обстоятельно проанализировал сущность государства в важнейших аспектах. Суть труда заключается в том, что о государстве можно говорить лишь в том случае, если оно наделено суверенитетом. Государство есть «абсолютная и постоянная власть», «высшая власть повелевать». Она едина, неделима, не ограничена какими бы то ни было условиями. Лицо, облеченное суверенной властью, вправе по своему усмотрению принимать и отменять любые законы; оно выше всяких человеческих законов, которые противоречат верховной власти и ограничено лишь божественными и естественными законами. Предлагая в качестве наиболее подходящей формы правления монархию, он имел в виду абсолютную монархию. Иначе говоря, Бодену еще чужда идея разделения властей и конституционных ограничений государственной власти.

Ж. Бодена можно назвать одним из отцов – основателей идеи национального государства. Будучи свидетелем тех бедствий, которые принесли французскому народу религиозные гражданские войны, он видел единственный выход в создании светского суверенного национального государства. Рассматривая вопрос вероисповедания всецело с точки зрения государственной пользы, одним из первых заложил основы религиозного плюрализма, идеи свободы совести и вероисповедания. Он считал, что для государства выгодно иметь несколько вероисповеданий.

Окончательный разрыв со средневековыми представлениями о божественном происхождении власти происходит с созданием теории естественного права и общественного договора. Эти теории, имевшие различные модификации, оказались чрезвычайно популярными и сохраняют свое значение поныне.

Период Нового времени в отличие от предшествующих периодов ознаменовался формированием и вычленением из целостного человеческого социума гражданского общества и мира политического в качестве самостоятельных подсистем жизнедеятельности людей. Путь западной цивилизации к гражданскому и правовому государству был отмечен острыми и длительными социальными, политическими и идеологическими коллизиями, революционными событиями. Эти процессы были неразрывно связаны с формированием идей индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности, о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и свободное предпринимательство. Формировался идеал экономического человека, который открыто провозгласил принцип, согласно которому жить в обществе – значит участвовать в рыночных отношениях. В глазах восходящего буржуа собственность стала неотчуждаемым естественным правом человека. Потеряв собственность, человек теряет и свободу, поэтому справедлива лишь та форма власти, которая в наибольшей степени обеспечивает гарантию прав собственности людей. Правовой статус отдельного человека отделился от его социально-экономического, конфессионального, культурного статуса в обществе. Он превратился одновременно в частное лицо и гражданина.

Первой попыткой схематического изложения теории естественного права считается учение Гуго Гроция. Дальнейшее развитие теория получила в политических доктринах Гоббса, Локка и Руссо. Томас Гоббс (1588-1649), английский философ XVII века, в своем известном трактате «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» впервые изложил теорию общественного договора в определенной, четкой и рационалистической (т.е. основывающейся на аргументах разума) форме.

По мнению Гоббса, появлению государства предшествует так называемое естественное состояние, состояние абсолютной, ничем неограниченной свободы людей, равных в своих правах и способностях. Люди равны между собой в желании господствовать, обладать одними и теми же правами. Поэтому естественное состояние для Гоббса есть в полном смысле «состояние войны всех против всех». Полемизируя с Аристотелем, Гоббс подчеркивает, что человек становится склонным к общественной жизни не по природе, а вследствие страха перед другими людьми. Он считает, что человек ищет не общения, а господства. Но так как у всех людей силы одинаковые, то по природе все люди равны: каждый в естественном состоянии имеет права на все. Жизнь человека в естественном состоянии одинока, грустна и бедна. И если человек следует разуму, он должен стремиться выйти из этого состояния и искать мира во что бы это ни стало. В этой ситуации естественным и необходимым выходом становится ограничение, обуздание абсолютной свободы каждого во имя блага и порядка всех. Люди должны взаимно ограничить свою свободу, чтобы существовать в состоянии общественного мира. Они договариваются между собой об этом ограничении. Это взаимное самоограничение и называется общественным договором. Общественный договор представляет собой объединение каждого с каждым, это объединение, посредством которого масса превращается в организованное общество и образует единое лицо. Ограничивая свою естественную свободу, люди вместе с тем передают полномочия по поддержанию порядка и надзор за соблюдением договора той или иной группе или отдельному человеку. Так возникает государство, власть которого суверенна, т.е. независима ни от каких внешних или внутренних сил. Организация общественной власти может быть, согласно Гоббсу, различной. Верховная власть может принадлежать одному лицу (монархия), либо лучшим (аристократия), но может быть организована и демократически. Однако во всех случаях вся полнота власти должна находиться в руках того, кому она передана. Никаких смешанных правлений, например, когда король делит власть с властью собрания, Гоббс не допускает. Он также считает невозможным какое–либо разделение власти между различными органам государства. Таким образом, Гоббс, разработав идею договорного происхождения государства, полагал, что «начало гражданского общества коренится во взаимном страхе», «войне всех против всех». При всей популярности сформулированного Гоббсом тезиса, сам он был сторонником мира и мирного решения общественных проблем. Сохранение мира в государстве возможно только при наличии единой воли всех людей. Носителя этой единой воли Гоббс называет сувереном, обладающего верховной властью, а всех остальных – подданными . Причем, такая власть не только может, но и должна быть неограниченной и безусловной, она не может подлежать какому-то ни было контролю и не может быть уничтожена волею создавших ее граждан, поскольку в силу самого договора они навсегда связали себя обязанностью подчиняться верховной власти.

Власть государства, по убеждению Гоббса, должна быть абсолютна, государство вправе в интересах общества предпринимать любые меры принуждения к своим гражданам. Таким образом, Гоббс, продолжая в этом вопросе традицию Н. Макиавелли, усматривал главный признак государства в «монополии на принуждение и насилие». С тех пор этот тезис в разных редакциях стал общим для большинства теорий государства. Идеалом государства для Гоббса была абсолютная монархия, неограниченная власть по отношению к обществу.

Важно учесть и то, что при всех характерных для Гоббса апологиях абсолютизма государственной власти, они, тем не менее, укладываются в традицию теории правового государства, поскольку предполагали ликвидацию принципа неравенства и разнообразия прав в зависимости от наследственного или иного статуса людей, а также превращение сословного общества в гражданское путем уравнения всех членов общества перед государством и правом.

Несколько иных взглядов придерживался другой английский мыслитель XVII в. Дж. Локк, ставший в некотором роде идеологом Славной революции 1688 года, в ходе которой решался вопрос об ограничении властных полномочий монарха в пользу парламента. В работе «Два трактата о государственном правлении» он выдвигает иной взгляд на первоначальное, естественное состояние человека. В отличие от Гоббса с его тезисом о «войне всех против всех», Локк видит в первоначальной естественной свободе людей не источник борьбы, а выражение их природного равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Бог создал человека таким, что он не выносит одиночества, и тем самым он «заставил его искать общество». Стремление избегать состояния войны без права, обращенного против личности – «вот главная причина того, что люди образуют общество и отказываются от естественного сознания и состояния» . Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функций отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, возникает государство. Основная цель государства - защита естественных прав людей, права на жизнь, свободу и собственность. Таким образом, согласно Дж. Локку, общество предшествует государству, оно существует «по природе». Государство представляет собой некое «новое тело», вторичный, искусственный орган, созданный в силу волеизъявления народа, заключившего договор с правителем. Народ, составляющий общество, является сувереном, и в силу этого, хотя с образованием государства суверенитет общества переходит к нему, оно не может полностью поглотить общество. Индивидуум лишь настолько ограничивает свою естественную свободу и права, насколько это нужно для установления и сохранения власти. Поменять естественное состояние на абсолютную монархию – это тоже, говорил Локк, что во избежание вреда, наносимого лисицей, отдать себя в когти льва. Следовательно, наилучшее устройство – конституционная монархия.

Можно заметить, что Локк существенно отходит от теории Гоббса. Гоббс подчеркивал абсолютную власть государства над обществом и людьми. Локк же акцентирует внимание на том, что люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Чем больше прав у человека, тем шире круг его обязанностей перед обществом. Государство при этом не обладает абсолютно произвольной властью. Общественный договор предполагает, по мнению Локка, ответственность государства перед гражданами. Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы - люди вправе бороться против такого государства. Таким образом, Локк настойчиво проводил мысль о том, что государство – это результат договора и чисто земное дело. «То, что является началом всякого политического общества и фактически его составляет – это всего лишь согласие любого числа свободных людей, способных образовать большинство, на объединение и вступление в подобное общество. И именно это, и только это, дало или могло дать начало любому законному правлению в мире» .

К числу естественных прав, кроме свободы и равенства, Локк относил и частную собственность. Она, по его мнению, возникает до государства и существует независимо от него как некое естественное право. Локк считал, что первоосновой свободы личности, первопричиной возникновения государства является собственность. «Великой и главной целью объединения людей в государства и передачи им себя под власть правительства является сохранение их собственности» . Более того, основой частной собственности согласно Локку является труд.

Центральное место в разработках Локка занимает не столько суверенитет верховной власти, сколько механизмы эффективной реализации власти в интересах управляемых. В своем обосновании конституционной монархии Локк к рассуждениям о естественном праве присоединяет учение о разделении властей. Локк указывал, что нужно различать три ветви власти: законодательную, исполнительную и союзную (федеративную). Законодательная власть осуществляет право издавать законы, исполнительная проводит законы в жизнь, а союзная занимается вопросами внешней политики. Обосновав необходимость четкого разграничения законодательной и исполнительной ветвей власти, Локк вместе с тем не выделял судебную власть как самостоятельную ветвь и рассматривал судопроизводство как прерогативу исполнительной власти. Названные три власти должны быть разделены, то есть каждая должна находиться в руках особого органа. Однако они неравноправны. Законодательная власть верховная, она должна повелевать другими властями. Но и она не беспредельна: ограничена, к примеру, правом собственности гражданина.

Таким образом, особое место в развитии политико-правовых идей Локка обусловлено тем, что он на первое место выводит личность человека, наделенного от рождения неотъемлемыми правами на жизнь, свободу и собственность. В соответствии с этим, государство следует сравнивать не с головой, увенчивающей общество – тело, а со шляпой, которую для последнего можно безболезненно сменить. Иначе говоря, общество – это величина постоянная, а государство – производное от него. В связи с этим, Локка часто относят к числу основных теоретиков демократического государственного устройства. Его идеал - английская конституционная монархия, в которой воплощено равновесие интересов личности и государства. Взгляды Локка нашли яркое выражение в «Декларации независимости США», «Декларации прав человека и гражданина» во Франции.

Ж.-Ж. Руссо (1712-1778) был одним из крупнейших представителей французского Просвещения. Его теория общественного договора существенно отличалась как от взглядов Гоббса, так и от воззрений Локка. Естественное состояние людей Руссо трактует как состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния «войны всех против всех». Однако население растет, меняются географические условия, развиваются способности и потребности людей, что приводит, в конечном счете, к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем - могущество и беззащитность, наконец - господство и порабощение. Общество нуждается в гражданском мире - заключается общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству. Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, должна лежать воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля должны оставаться абсолютными, неограниченными и после заключения общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать правителя, нарушающего условия общественного договора. Суверенно не государство, суверенен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые. Эти взгляды отличаются радикализмом и революционностью. Именно они лежали в основе идеологии самой крайней группы революционеров времен Французской революции - якобинцев и служили обоснованием якобинского террора.

В трактате «Об общественном договоре» Руссо разработал новую модель общественного устройства, согласно которой люди заключают общественный договор и каждый отдает себя и свои права всему обществу. Возникает гражданская община, которая направляется общей волей. Начав с критики крайнего индивидуализма, Руссо завершает крайним коллективизмом, полностью подчиняя индивида государству. Для эффективного действия общей воли необходимы три важных условия. Первое – социальное равенство, во-вторых – политическое единство, в-третьих, принцип прямого народного правления. Главное заблуждение Руссо указывал еще Б. Констан, который, в частности, обратил внимание на то, что, сконцентрировав внимание на политической свободе, Руссо игнорировал личную свободу, которая отдавалась на откуп всеобщей воле. Власть всеобщей воли неделима, абсолютна, непогрешима и никому не делегируема. Показательно, что Руссо отвергал идею представительства на том основании, что народный суверенитет неотчуждаем, а любое его представительство чревато его подрывом. Отвергал он и принцип разделения властей на том основании, что власть, выражая всеобщую волю, должна быть единой и нераздельной. Показательно, что Руссо, равно как и Гоббс, не прочь отдать в руки верховной власти и вопросы духовного порядка, предписывая ей в обязанность достижение нравственного единства общества и контроль над формированием и соблюдением определенных догматов.

Теория разделения властей зародилась во Франции в середине XVIII века и была связана, прежде всего, с борьбой крепнувшей буржуазии против феодального абсолютизма, тормозившей развитие общества и государства. Появление новой концепции было связано с именем Ш.-Л. Монтескье, человека, известного не только в качестве прогрессивного теоретика, но и как опытного практика государственно-правовой деятельности, понимающего проблемы эффективного функционирования государственных органов (Монтескье занимал видное положение президента Бордоского парламента - судебного учреждения).

Ш. Монтескье, продолжая традицию Аристотеля, в первых 13 книгах своего главного труда «О духе законов» разработал типологизацию, в которой различал три главные формы правления – республику, монархию, деспотию. По-аристотелевски характеризуя эти системы по количеству правителей, Монтескье вместе с тем внес в их трактовку существенные коррективы. Например, рассматривая монархию и деспотию как системы, в которых властвует один, Монтескье делает важную оговорку: монархия – это система, в которой властвует один, однако, строго придерживаясь установленных законов; деспотия – это система, при которой правит один, не признающий каких бы то ни было фиксированных законов на основе произвола. Также, например, Монтескье рассматривал демократию и аристократию как две формы республиканского правления. При первой правит весь народ, а при второй – часть его. Причем, по его мнению, каждая форма правления базируется на некоем этосе или принципе, без которого невозможны ее стабильность и жизнеспособность: добродетель при республике, честь при монархии, страх при деспотизме.

Монтескье подверг сомнению универсальность аристотелевской типологизации, ее пригодность для всех исторических эпох и исходил из того, что каждый из выделенных им типов правления появляется в определенных общественно-исторических условиях. Так, республиканская форма правления была характерна для античных полисов, монархия для современной ему Европы, а деспотия – для азиатских империй. Далее, он считал, что каждый из трех типов правления соответствует определенным размерам территории, занимаемой данным политическим сообществом: республика – небольшой территории, монархия – территории средней величины, а деспотизм – обширным размерам империи.

В своей фундаментальной работе «О духе законов» Монтескье изложил результаты длительного исследования политико-правовых установлений нескольких государств, придя к выводу, что свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга. Как видно, цель теории - создание безопасности граждан от произвола и злоупотреблений властей, обеспечение политических свобод.

Конечно же, теория разделения властей возникла не на пустом месте, она явилась логическим продолжением развития политико-правовых идей, возникших в XVII веке в Англии, и в конечном итоге стала частью начинавшей формироваться теории правового государства. Вообще, принцип разделения властей имеет важное значение для правового государства, так как реализация этого принципа выступает одним из конституционно-организованных проявлений политического плюрализма в государственной сфере, способного обеспечить необходимое для цивилизованного гражданского общества правление правового закона и непредвзятое правосудие.

Разберем поподробнее основные положения теории разделения властей (по Монтескье). Во-первых, существует три рода власти: законодательная, исполнительная и судебная, которые должны быть распределены между разными государственными органами. Если же в руках одного органа сконцентрируется власть, различная по своему содержанию, то появится возможность для злоупотребления этой властью, а, следовательно, свободы граждан будут нарушаться. Каждая ветвь власти предназначена для осуществления определенных функций государства. Основное назначение законодательной власти - «выявить право и сформулировать его в виде положительных законов, обязательных для всех граждан...». «Исполнительная власть предназначена для исполнения законов, устанавливаемых законодательной властью». Задача судей в том, чтобы решения и приговоры всегда были лишь точным применением закона. Судебная власть карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Однако, хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности и тесном одновременном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в пределах их полномочий.

Во-вторых, должна действовать система сдержек и противовесов, дабы власти контролировали действия друг друга. Взаимовлияние законодательной и исполнительной властей гарантирует реальность права, которое, в конечном счете, отражает компромисс сталкивающихся интересов различных социальных слоев и сил. За нарушение законов министры могут быть привлечены законодательным собранием к ответственности. В свою очередь, исполнительная власть в лице государя сдерживает от произвола законодательную власть, будучи наделена правом налагать вето на решения законодательного собрания, устанавливать регламент работы и распускать его. Безусловно, сейчас предусмотрен намного более разнообразный и эффективный механизм «сдержек и противовесов», чем тот, который мы видим в трудах Ш.Монтескье, однако в его работах были заложены основные принципы и институты, посредством которых взаимодействуют органы государственной власти. В наше время, как правило, законодательная власть ограничивается референдумом, президентским правом вето, Конституционным Судом, а внутренним ее ограничением является двухпалатное построение Парламента. Исполнительная власть ограничена ответственностью перед Парламентом и подзаконным характером издаваемых ею нормативных актов; должна сохраняться также внутренняя разделенность между Президентом и Правительством, федеральной и региональной властью. Судебная власть подчинена Конституции и закону, а ее внутреннее разделение воплощается в том, что Конституционный Суд выделяется из всей судебной системы, меняется круг полномочий прокуратуры. Таким образом, впервые мысль о необходимости учреждения судебной власти в качестве самостоятельной ветви была высказана и обоснована Монтескье.

Однако в конституционном проекте Монтескье недостаточно четко проводится идея равновесия властей. Законодательная власть явно играет доминирующую роль, исполнительную власть Монтескье называет ограниченной по своей природе, а судебную - вообще полувластью. Лучше всего, считал Монтескье, когда законодательная власть принадлежит всему народу. Однако в таких государствах, как Франция, это невозможно из-за больших размеров государства и наличия различных социальных сил, в том числе и знати. Поэтому законодательную власть целесообразно вручить собранию представителей народа и собранию знати. Отсюда наилучшей формой народовластия является правление народа, осуществляемое опосредованно, через доверенных лиц.

Также нельзя забывать, что Монтескье отстаивал идею свободы и принципы разделения властей с точки зрения сохранения традиционных вольностей и свобод аристократии. «Уничтожьте в монархии прерогативы сеньоров, духовенства, городов, и у нас скоро будет или демократия, или деспотия». И далее: «Где нет дворянства, там нет монарха, а есть только деспот» .

Монтескье выступал против устойчивого предрассудка, что в законодательном органе интересы аристократии лучше всего выразит дворянин, интересы крестьян – крестьянин. Он считал, что подмена представительства по признанному гражданскому достоинству представительством по социальному происхождению приведет к превращению законодательного собрания в место столкновения групповых интересов. Поэтому Монтескье считал, что коль скоро люди знают интересы и проблемы своего населенного пункта, города, региона лучше, чем интересы и проблемы других регионов, поэтому представителей во властные органы целесообразнее избирать не от всей страны в целом, а от отдельных городов и местностей, организованных в избирательные округа. Однако единственным основанием для предпочтения того или иного кандидата должны служить его программа и нравственный облик. Лишь в этом случае можно ожидать, что народный представитель будет неукоснительно отстаивать интересы тех, кто его делегировал.

Позднее теория разделения властей получила дальнейшее практическое и теоретическое развитие. Взгляды Монтескье о разделении властей обладали значительной новизной по сравнению с предшествующими концепциями. Они были направлены против королевского абсолютизма и служили обоснованием компромисса буржуазии и дворянства. Монтескье почитался современниками, его называли «вождем законодателей». К примеру, ст.16 Декларации прав человека и гражданина 1789 г. гласит: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».
25.09.2011 12:19 Политология Артем 5932 0
Имя *:
Email: